На главную
Отправить письмо
Карта сайта
Окна ПВХ
ПВХ Профиль Металлопластик Карта сайта №1Карта сайта №2Карта сайта №3
Gridnev ОКНА - производство, установка,
реализация металлопластиковых окон.

Итак, наш рассказ начнем из глубины веков, когда еще не было и в помине ни машин, ни машиностроителей,— с палеолита. Древнейший человек - питекантроп, живший 800—40 тысяч лет до новой эры, научился тогда изготовлять простейшие орудия труда из камня, дерева и кости.

Каменные орудия первобытного человека

Эолиты, рубила и скребла не очень замысловаты по своей форме. Часто их даже трудно отличить от обычных каменных или костяных осколков. Взгляните на эолиты. В принципе они представляют собой куски кремня с одним-двумя сколами. Достаточно было сделать пару ударов камня по камню, чтобы получить примитивное орудие с острой режущей кромкой. Сложнее было сделать рубило. Для этого по выбранному камню наносили много точных ударов, производя сначала крупные, а затем и мелкие сколы. Рубило являлось универсальным орудием, так как с его помощью осуществляли самые разнообразные работы — разрезали мясо и кожу, скоблили и дробили плоды, счищали кору с деревьев. Кроме того, оно было средством нападения и защиты. Затем появились кремневые резцы и микролиты — небольшие острые пластинки, которые использовали в качестве ножей и даже прикрепляли к палкам, превратив их в колья, а позднее и в стрелы с каменными наконечниками.

Однако эолиты, рубила, резцы представляли собой простые орудия труда. Не потому, что их несложно было сделать. Наоборот, для того, чтобы их изготовить, первобытный человек тратил много времени и постигал путем проб и ошибок наиболее эффективную технологию скола, выбирал наилучший камень, стремился придать ему нужную форму. И все это впервые. Так что простые орудия труда давались нелегко.

А простыми их называют потому, что они состояли только из одного элемента, который держали в руке.

В раннем палеолите и мезолите, то есть около 12— 7 тысяч лет до новой эры, появились лук, стрелы и топор. Лук — упругая ветвь, стянутая в дугу тетивой, и стрела в совокупности представляют собой сложное устройство, которое стало серьезным техническим достижением. Недаром оно просуществовало как основной вид оружия до XVII века. До сих пор проводят соревнования по стрельбе из лука. Это было грозное и бесшумное оружие. Так, дальность боя обычного лука составляла порядка 70—150 метров, тяжелого индийского лука — 450 метров при дальности полета 900 метров. У эскимосов Аляски и апачей Северной Америки стрела пробивала насквозь оленя на расстоянии 300 шагов. Здесь уместно отметить, что упругость лука со временем была использована в конструкциях сверлильных и токарных станков.

Более трудоемким по своему изготовлению является каменный топор. И возник он позже, особенно топор с отверстием для рукоятки. Ведь для того, чтобы сделать каменный топор, надо было не только придумать способ надежного закрепления ударной головки к рукоятке (в отличие от рубящей, заостренной его части), но и освоить технику сверления твердых каменных пород. Вслед за топором в позднем неолите появились молот и мотыги. Все они, как и лук, считаются сложными орудиями труда и свидетельствуют о большой изобретательности наших далеких предков.

Сейчас каждому известно, что для получения отверстия применяют сверло, которому сообщают непрерывное вращательное движение с одновременным осевым приложением силы, что для этой цели существуют специальные дрели и станки. Никому и в голову теперь не придет вращать сверло между ладонями. Но в древности именно так и поступали, вращая бамбуковую трубочку, кость или палочку попеременным движением ладоней вперед и назад. Малопроизводительным и утомительным был этот процесс, пока на помощь не пришел лук. Его тетива спирально закручивалась вокруг такого примитивного сверлящего инструмента — «сверла». Затем «сверло» устанавливали на место будущего отверстия и сверху торцом через дощечку или камень с выемкой прижимали рукой к обрабатываемому материалу.

Сверлильный станок периода неолита

При перемещении лука от себя и к себе сверло начинало быстро вращаться то в одну, то в другую сторону. Кстати, таким образом легче было добывать и огонь. Ведь при трении деревянного сверла в деревянном бруске повышалась температура, появлялся дымок, и вспыхивали сухие листья, трава или мох. Получается, что лук обладал определенной универсальностью, являясь оружием или устройством для сверления отверстий и добывания огня. Однако при сверлении в зону обработки подливали воду и подсыпали мелкий песок, а при добывании огня это место было сухим.

Стремясь облегчить процесс сверления, сделать его более производительным, безвестные мастера неолита и энеолита изобрели стационарные сверлильные устройства. По существу это были станки, которые имели деревянную станину, рычажное нажимное устройство с грузом и лучковый привод. Некоторые более поздние конструкции имели даже маховик, который насаживался на сверло.

Но прошло еще несколько тысяч лет, пока появился токарный станок. Раньше он просто был не нужен, так как не было потребности в изделиях, получаемых обтачиванием. Токарные станки имели привод в виде обвернутой вокруг древка бечевки. В их конструкциях также использовалась сила упругости лука или ветки. Они даже напоминали сверлильный станок, но с горизонтальным расположением сверла. Несмотря на некоторое сходство, это все же было принципиально новое устройство не только по назначению, но и по своей идее.

Лучковый токарный станок

Вращающееся сверло в нем было заменено вращающейся заготовкой (деталью), а вместо самого сверла появился другой инструмент — резец. Да и был он не деревянным, а из металла, при обработке его держали в руках. Затем появились центра, которые служили для установки заготовки, и упорная планка для резца. Благодаря упорной планке повысились качество и удобство обработки.

Существенный недостаток этих токарных станков —-деталь вращалась то по часовой, то против часовой стрелки. Такие станки применяли до начала XVII века. Однако, если верить утверждению историка Плиния, то еще за 400 лет до новой эры мастер с острова Самос в Эгейском море Феодор сделал токарный станок, на котором заготовка вращалась в одну сторону. Станок имел кривошипный механизм, маховик и ножной педальный привод, подобный приводу известной всем швейной машины. Интересно, что на древнегреческих геммах изображали бога Амура, оттачивающего свои стрелы на станке с ножным приводом и кривошипным механизмом. Роль маховика при этом выполнял тяжелый абразивный шлифовальный круг.

Но станок Феодора был скорее всего исключением, чем правилом. Ведь даже станок императора Максимилиана I, изготовленный в 1518 году, несмотря на использование в нем металлических центров, люнета с рамкой для направления заготовки и богатой резной отделки, имел ножной веревочный привод с пружинной жердью.

Преимущества токарных станков с непрерывным вращением заготовки были настолько очевидны, что в начале XVII века появляется несколько различных конструкций, обеспечивающих требуемое движение. Это токарный станок с ременной передачей от маховика-шкива, описанный Соломоном де Ко в книге, изданной во Франции в 1615 году. Маховик находился в стороне от станка, имел ручку, которую вращал помощник токаря. Другой станок, созданный в это же время, также имел ременную передачу с большого шкива на малый, но ось большого шкива заканчивалась кривошипом. К кривошипу привязывали прочный канат, натянутый луком, закрепленным под потолком мастерской. Другой конец каната соединяли с педалью-доской, находящейся под станком. На таком станке мастер работал без помощника. Обе конструкции станков были оснащены упорами для рук или резцов.

Токарные станки постоянно усовершенствовали, усложняя их кинематику. Но, тем не менее, все они имели два серьезных недостатка. Первый заключался в том, что в процессе обработки резец держали в руках, а второй — шпиндель с заготовкой вращали вручную, то есть за счет силы мускул. Правда, в XVII веке в качестве источника движения применяли водяные колеса. Но их использование ограничивалось территориально наличием рек. Поэтому водяные колеса не получили широкого распространения и применяли их в основном при изготовлении стволов пушек.

История возникновения устройства, которое высвободило руки рабочего от необходимости удерживать резец, начинается со второй половины XVI века. В 1565 году во Франции в станке Жака Бессона появилась специальная «подставка» — support. Она, правда, была еще весьма несовершенна. Спустя лет пятьдесят герцог Максимилиан Баварский, увлекавшийся в часы досуга токарно-медальерным делом, работал на станке с суппортом. Появление суппорта объяснялось энергичным развитием в XVI столетии первых капиталистических мануфактур, стремлением повысить производительность труда и качество обработки.

Кинематическая схема токарного копировального станка

В России же изобретателем суппорта был талантливый механик Андрей Нартов. Его «держалка», над которой он работал в течение многих лет, была совершенно новым, оригинальным и точным устройством. В Западной Европе таких еще не было. Примером применения суппорта может служить токарно-копировальный станок, построенный А. К. Нартовым в 1729 году. Суппорт перемещался в продольном направлении с помощью ходового винта, а специальный копир отводил резец от заготовки согласно заданному профилю будущего изделия. Талантливый механик создал много оригинальных и сложных станков и механизмов, которые до сих пор нас удивляют и восхищают.

Страницы:


ООО "Гриднев" © 2001-2017
Адрес: Украина, г.Киев
ул. Электриков, 30

  E-mail: gridnev-okna@yandex.ru